Религия, поп и послушанка.

В статье про радио мы говорили о постановке, итогом которой стала паника. Там ещё был один момент, который мы не стали подробно рассматривать, поскольку по настоящему эта половина истории была оценена, когда появились телевидение.

Но начнём мы не с этого, а с картинок.
Если покопаться в истории вопроса, то первые движущиеся картинки документированы давностью примерно 1200 лет до н.э. Возможно, они были и раньше, но мы говорим о точном факте. Это театр теней. Да господа, именно так – настоящий прообраз кинематографа старее христианской церкви. Хотя появление живых картинок без жрецов не обошлось, ведь именно они всячески формировали «мораль и этику», для чего запретили театр, усмотрев в нём опасность, хотя и не могли понять, в чём она состоит.

Тогда и появились занавески, на которых тени разыгрывали действо, в котором не участвовали живые люди, ведь тень это не живой человек. Тогда же появилось первое упоминание отношения «церкви» к этому действу, в котором выражалась озабоченность влиянием на умы и интересом прихожан к таким представлениям. Вся эта бодяга имела место в Индии, поэтому мнение о том, что «хорошую религию придумали индусы» (с) Высоцкий, не соответствует действительности. Следующее достоверное упоминание такого театра относится к Китаю, примерно за 150 лет до н.э.

Потом был долгий период то забвения, то возрождения этой забавы, который закончился созданием «волшебного фонаря» в конце 16-го века. Изначально это были просто статические картинки, но к началу 19-го века появились то, что мы привыкли называть слайд-шоу и мультипликацией – самые настоящие движущиеся картинки.

О том, какое воздействие оказывали на людей темнота, светящиеся картинки и повсеместная неграмотность можно почерпнуть у тогдашних газет. Одного из демонстраторов, который успешно набил карманы во французском городке, тупо не выпустили из города. Бедолага ещё две недели был вынужден показывать свои картинки. Не даром конечно, но представьте себе сегодня демонстрацию возле кинотеатра, в котором заканчивается показ фильма. Все 200-ти лет развития волшебного фонаря, диаскопов (те, кто росли в СССР, помнят, на чём демонстрировались диафильмы), сопровождались проклятиями со стороны церкви, преданиями анафеме и даже проповедями о бесовской природе этих картинок.

А потом появился кинематограф, синема с настоящим движением. Все читатели помнят, чем закончилась первая демонстрация кино «Прибытие поезда» братишек Люмьер. Давкой, паникой и тремя задавленными насмерть (о чём историки кино обычно умалчивают). Отпевание этих задавленных сопровождалось проклятием синематографа. Если бы в тот момент церковь не была занята внутренними раздорами и делёжкой территории, ещё неизвестно как быстро кино стало бы самым массовым искусством.

Из этой краткой исторической справки есть два вывода, которые стоит обдумать, пока мы возвращаемся в современность.

Первое – жрецы не раз вспотели, запрещая картинки и проклиная как демонстраторов, так и зрителей.
Второе – до начала 20-го века весь доход этих картинок состоял в сборах за билеты, и всё бабло шло в карман устроителей.

Возможно, второе и есть причина первого, так как церковникам от этих доходов не перепадало ничего. Как впрочем, и правителям. Правителей тоже не радовала эта хрень, но они хоть бонус имели – им-то картинки показывали даром.

А потом наступило наше время и британские учёные, которых отвлекают грантами на исследования всякой фигни, лишь бы чего полезного не нашли, занялись тем, как влияет на мозг человека звук, картинка и картинка, которая движется. Странно, но оценить влияние двигающейся картинки на младенца пришло этим бакланам только в 2002-м году. Представляете, до этого никому не приходило в голову спросить у младенцев, что им нравится. Видимо по тому, что они нифига говорить не умеют, что впрочем, британских учёных ни разу не остановило. Видимо поскольку сами эти учёные не говорят, а чаще бредят.

Но давайте вдумаемся в то, что они выяснили. Неважно как, важнее то, что это хорошо согласуется с другими исследованиями в этой области.

Звук первое, что слышит ребёнок. Театр теней появляется позже, то, что ребёнок видит находясь ещё в утробе, медицинский факт. Гораздо интереснее главный вывод – примерно до полутора лет ребёнок не умеет отделить нарисованную картинку от реальной картины мира.

Вдумайтесь в этот момент. Мы до тех пор, пока не начинаем говорить, не можем отделить реальность от виртуального мира. Далее ещё интереснее. Отпечаток реальности звука остаётся на всю жизнь, и мы точно знаем, когда слышим «радио». Но вот научится отделять реальную картинку от «нарисованной» мы уже не можем. Сначала это мультики, которые мы воспринимаем как реальную историю, позже это новости в телевизоре. Мы также не умеем отделить то, что видим от реальности. В детском возрасте уже сформировано абсолютное доверие к движущейся картинке, то есть невозможность без отключения своего разума отнестись критично к тому, что нам показывают.

Это ключевой момент в понимании статей, которые Вы будете читать дальше.
Это ещё не матрица, в которой всё предопределено, но это ключ к пониманию того, как можно манипулировать сознанием масс, не прикладывая для этого больших усилий.